Нарушения слуха при поражении высоких звеньев анализатора

Строение и патология слухового анализатора –

Нарушения слуха при поражении высоких звеньев анализатора

Система восприятия и распознавания звуков – одна из наиболее сложных и ранних эволюционных систем, доставшихся человеку от его предков-млекопитающих. С ее помощью мы можем не только слышать происходящее вокруг, общаться друг с другом, наслаждаться музыкой и шелестом дождя: наше ухо также служит основой для ориентации в пространстве. Медики называют эту систему слуховым анализатором.

Анатомическая характеристика

Первые зачатки слуха ученые обнаруживают еще у беспозвоночных. К примеру – медузы, у которых есть специальные клетки, благодаря которым они воспринимаю инфразвуки, предшествующие океаническому шторму и спешат укрыться на глубине.

У человека все намного сложнее. В строении слухового анализатора выделяют ряд крупных областей, в каждую из которых входит несколько более мелких элементов:

  • Наружное ухо, которое в свою очередь состоит из таких структур:
    1. Ушная раковина.
    2. Наружный слуховой проход.
    3. Барабанная перепонка.
  • Среднее ухо со своими анатомическими образованиями и особенностями:
    1. Подвижная система слуховых косточек (молоточек, наковаленка, стремечко).
    2. Барабанная полость (в ней, собственно и расположены эти косточки).
    3. Внутренний слуховой проход (Евстахиева труба), которым среднее ухо сообщается с горлом.
    4. Система синусов сосцевидного отростка височной кости.
  • Внутреннее ухо, в котором рядом соседствуют органы слуха и равновесия:
    1. Преддверие.
    2. Полукружные каналы.
    3. Улитка.
    4. Кортиев орган.
  • Нейроны центрального отдела:
    1. Слуховой нерв (VIII пара черепно-мозговых нервов).
    2. Улитковые ядра продолговатого мозга.
    3. Олива (тоже часть самой древней части ЦНС).
    4. Холмы среднего мозга.
    5. Коленчатые тела (система таламуса).
    6. Кора поперечных височных извилин (слуховая кора).

Важность слухового анализатора подтверждается тем, что первичную обработку звуки проходят еще на уровне самых древних эволюционных структур ЦНС – продолговатого и среднего мозга. Именно поэтому мы можем быстро отреагировать на приближение опасности, едва заслышав ее признаки.

Если упрощенно, то все работает так: наружное ухо воспринимает звук, усиливает его.

Под влиянием барабанной перепонки колеблются относящиеся к среднему уху слуховые косточки и передают звуковые колебания на улитку (ухо внутреннее).

В улитке располагаются специальные ворсинчатые клетки, которые отвечают за трансформацию механической энергии в электрические импульсы и передают ее на слуховой нерв.

Также во внутреннем ухе расположены каналы лабиринта и Кортиев орган, которые непрерывно «транслируют» в мозжечок информацию о положении тела в пространстве.

Наиболее сложные процессы происходят со звуком в головном мозге. Ядра продолговатого мозга помогают оценить услышанное в плане опасности. Средний мозг отвечает за позиционирование источника звука (справа, слева, сверху, сзади и так далее).

Височная слуховая кора дает нам то, что не умеет больше делать ни одно живое существо – распознавать и интерпретировать речь, создавая из абстрактных звуков понимаемые нами слова.

Что происходит при повреждении слухового анализатора?

Естественно, что те или иные повреждения разных отделов слухового анализатора будут проявляться своими симптомами. Самые частые – ослабление слуха, шум в ушах, головокружение.

Повреждения наружного уха

Нарушение работы воспринимающего звена сопровождается такими симптомами:

  • Выраженное ослабление или выпадение слуха, чаще с одной стороны – травма, серная пробка, инородное тело слухового прохода.
  • Боль в области ушной раковины – наружный отит, воспаление сосцевидных синусов, травма барабанной перепонки.

Повредить барабанную перепонку реально в городском ДТП. В домашних условиях – при неосторожных попытках почистить ухо, из-за чрезмерно громких звуков, музыки (акустическая травма).

Клинические проявления вызываются воспалением или нарушением работы системы слуховых косточек и чаще всего носят односторонний характер:

  • Стреляющая боль.
  • Ощущение переливания жидкости в ухе.
  • Постепенное ослабление слуха (при снижении подвижности слуховых косточек).
  • Шум, звон, свист, в основном – на фоне боли.

При инфекциях горла, простуде и ОРВИ, за счет воспаления может перекрываться просвет евстахиевой трубы. В результате в барабанной полости давление становится ниже атмосферного – появляется боль и шум.

Здесь, кроме слуховых симптомов, следует ожидать сигналов о проблемах с органом равновесия.

У большинства пациентов встречаются:

  • Нистагм – непроизвольные движения глазами.
  • Головокружение, сопровождающееся тошнотой, уменьшается при закрытых глазах. Рвота не приносит облегчения.
  • Ослабление восприятия звуков определенной частоты, сначала – высокочастотных, указывает на патологию со стороны волосковых клеток улитки.
  • Шум, звон, свист в ухе, голове.

Причины поражений внутреннего уха бывают разными – от воспаления до травмы и опухоли. Естественно, что симптоматика при этом также будет иметь разный характер: приступообразная, постепенно нарастающая, возникающая периодически.

Всеми описанными выше проблемами может заниматься врач общей практики или ЛОР. Но когда возникают проблемы с той частью слухового анализатора, которая расположена в мозгу – необходима специализированная неврологическая помощь неврологов.

Симптоматика бывает очень разной, но иногда по характерным жалобам и признакам, можно примерно установить уровень повреждения слухового анализатора:

  • Слуховой нерв – субъективные шорохи, писк, скрежет, прогрессирующее снижение слуха или его выпадение, нистагм в здоровую сторону. Иногда процесс бывает двусторонним, например – от антибиотиков аминогликозидов. Боль не обязательна.
  • Поражение ядер продолговатого мозга – нарушение рефлексов на звук. Исчезновение слуха не характерно, но некоторое снижение остроты не исключено.
  • Средний мозг – нарушение бинаурального слуха, теряется способность определять расположение источника звука.
  • Медиальные коленчатые тела. Их патология еще досконально не изучена. Наиболее типичные признаки поражения – ослабление слуха с уха противоположной стороны, слуховые галлюцинации.
  • Расстройства слуховой коры – утрата способности понимать слова при сохранении слышимости, неспособность слышать короткие (меньше 4 мс) звуки, выпадение речи – «словесная окрошка» за счет того, что человек не может на слух проконтролировать то, что он произносит.

Как видно, слуховые расстройства и шум в ушах могут действительно возникать при повреждении любого участка системы восприятия звуков. Сложность в том, что иногда сами пациенты не замечают происходящего с ними, а окружение отправляет человека к психиатру. Хотя все что нужно сделать – показаться квалифицированному невропатологу.

В клинике восстановительной неврологии «Тиннитус Нейро» применяются наиболее современные и эффективные методы инструментальной диагностики причин шума в ушах и головокружения:

  • КТ, МРТ.
  • Допплерография сосудов головного мозга.
  • метрия во всех модификациях.
  • Электроэнцефалография.

План обследования каждого пациента составляется индивидуально, поэтому может расширяться или наоборот – сужаться. Главное, чего добиваются наши специалисты – возможности составить целостную картину о состоянии слухового анализатора и причинах, вызывающих его патологию.

Только после этого можно приступать к лечению. Терапевтическая схема, естественно, тоже составляется индивидуально.

Источник: https://tinnitusneuro.ru/prichiny/sluhovoj-analizator/

Нарушение фонематического слуха

Нарушения слуха при поражении высоких звеньев анализатора

Фонематический слух – способность человека к анализу и синтезу речевых звуков, т.е. слух, обеспечивающий восприятие фонем данного языка.

Фонема (греч. “звук”) – минимальная единица звукового строя языка; фонемы служат для построения и различения значимых единиц языка: морфем, слов, предложений.

Речевой и неречевой слух представляют собой две самостоятельные формы работы слуховой системы. Неречевой слух – способность ориентироваться в неречевых звуках, т.е. в музыкальных тонах и шумах. Речевой слух – способность слышать и анализировать звуки речи (родного или другого языка). В речевом слухе выделяют фонематический слух, т.е. способность различать фонемы, или смыслоразличительные звуки данного языка, на котором основан звуковой анализ отдельных звуков речи, слогов и слов. Каждый язык (русский, английский, немецкий и др.) характеризуется своим набором фонематических признаков, которые создают звуковую структуру языка. Фонемами обозначаются совокупности звуковых различительных признаков языка, совокупности определенных признаков звуков речи, которые позволяют различать слова данного языка, различительные единицы звукового строя языка. В каждом языке одни звуковые признаки выступают как смыслоразличительные, а другие – как несущественные для данного языка. В русском языке фонемами являются все гласные звуки (а, у, и, э, о), их ударность; длительность или высота звучания гласных звуков являются несущественными. Для согласных звуков смыслоразличительными признаками являются звонкость-глухость, твердость-мягкость. Таким образом, смена гласных или их ударности (пить-петь, мэка-мукб) и смена согласных по их глухоте – звонкости (палка-балка) или твердости-мягкости (пыл-пыль) меняют смысл русского слова. Умение различать эти звуковые признаки и называется речевым или фонематическим слухом (по отношению к русскому языку).

Нарушение фонематического слуха у детей.

В случае, если у ребенка не сформировались акустические образы отдельных звуков, фонемы не различаются по своему звучанию, что приводит к замене звуков. Артикуляторная база оказывается не полной, поскольку не все необходимые для речи звуки сформировались. В других случаях у ребенка оказываются сформированными все артикуляционные позиции, но нет умения различать некоторые позиции, т.е. правильно осуществлять выбор звуков. Вследствие этого фонемы смешиваются, одно и то же слово принимает разный звуковой облик. Это явление носит название смешения или взаимозамены звуков (фонем). Замены и смешения звуков квалифицируются как фонологические (Ф.Ф. Рау) или, что то же самое, фонематические (Р.Е. Левина) дефекты, при которых нарушена система языка. При нарушении речевого слуха у ребенка возникает сенсорная дислалия (нарушение звукопроизношения). В зависимости от того, каким является дефект – фонематическим или фонетическим, – выделяют 3 основные формы дислалии: акустико-фонематическую, артикуляторно-фонематическую, артикуляторно-фонетическую. К акуститко-фонематической дислалии относятся дефекты звукового оформления речи, обусловленные избирательной несформированностью операций переработки фонем по их акустическим параметрам в сенсорном звене механизма восприятия речи. К ним относятся: операция опознания, узнавания, сличения акустических признаков звуков и принятие решения о фонеме. В основе нарушения лежит недостаточная сформированность фонематического слуха, назначением которого является узнавание и различение входящих в состав слова фонем. При этом нарушении система фонем оказывается у ребенка неполностью сформированной (редуцированной) по своему составу. Ребенок не опознает тот или иной акустический признак сложного звука, по которому одна фонема противопоставлена другой. Вследствие этого при восприятии речи происходит уподобление одной фонемы другой на основе общности большинства признаков. В связи с неопознанием того или другого признака звук узнается неправильно. Это приводит к неправильному воспроизведению слова (гора – “кора”, жук – “щук”, рыба – “лыба”). Эти недостатки мешают правильно воспринимать речь как самому говорящему, так и слушающему. Неразличение, ведущее к отождествлению, уподоблению, наблюдается при дислалии преимущественно в отношении фонем с одномерными акустическими различиями. Например, в отношении шумных фонем, различающихся по признаку глухость-звонкость, некоторых сонорных фонем (р-л) и некоторых других. В тех случаях, когда тот или иной акустический признак является дифференциальным для группы звуков, например, глухость-звонкость, дефектным оказывается восприятие всей группы. Например, звонких, шумных, которые воспринимаются и воспроизводятся как парные им глухие (ж-ш, д-т, г-к, з-с и т.д.). В ряде случаев нарушенным оказывается противопоставление в группе взрывных или сонорных согласных. При акустико-фонематической дислалии у ребенка нет нарушений слуха. Дефект сводится к тому, что у него избирательно не формируется реакция слухового различения некоторых фонем.

Нарушение фонематического слуха у взрослых.

У взрослых наблюдается нарушение фонематического слуха при локальных поражениях мозга. Сенсорная (височная) афазия, или речевая агнозия (т.е. непонимание речи), впервые описана в 1874 г. А.Я.Кожевниковым и в том же году уточнена немецким невропатологом и психиатром Вернике, который связывал ее с очагом поражения в задней части левой височной извилины, что соответствует 21-му и 22-му корковым полям, т.е. области слухового анализатора. Точнее сказать, здесь поражается речеслуховой анализатор. И хотя анализ звуковой речи связан со слуховым анализатором, однако нужно помнить, что в возникновении сенсорной афазии огромную роль играет разрыв связей между слуховым анализатором и всей корой, повреждение сложной функционально-динамической системы. Клинические наблюдения свидетельствуют о том, что в более легких случаях больной понимает отдельные слова и даже короткие фразы, особенно имеющие отношение к ежедневному привычному обиходу, но может наблюдаться расстройство фонематического слуха. В тяжелых случаях больной совсем не понимает человеческой речи, слово для него утрачивает свой смысл и воспринимается как сочетание неясных шумов. При нарушении фонематического слуха вследствие поражения ядерной зоны звукового анализатора (41, 42 и 22-е поля) левого полушария возникает грубое речевое расстройство, проявляющееся не только в невозможности различать звуки устной речи (т.е. понимать речь на слух), но и в нарушении всех других форм речевой деятельности. 41-е первичное и 42-е и 22-е вторичные поля звукового анализатора по классификации А.Р. Лурия входят в зону Т1 – зону, при поражении которой возникает сенсорная афазия. Основанием для выделения этой зоны послужил анализ 800 случаев травматической афазии (А.Р. Лурия). Фонематический код языка состоит из системы ряда фонематических противопоставлений, в каждом из которых выделяется значимый фонематический признак, изменение которого меняет смысл воспринимаемого слова. В процессе декодирования фонематического состава языка решающую роль играют системы височной области левого полушария, которые являются центральным “корковым ядром” слухоречевого анализатора. Поражение слухоречевых отделов коры (задней трети первой височной извилины левого полушария) не отражается на остроте слуха, но нарушает систему слухоречевого слуха. Больные с такими поражениями продолжают хорошо различать различные неречевые звуки (стук посуды, музыкальные мотивы, шум дождя и т.п.), но оказываются не в состоянии выделить фонематические признаки родного языка, являющиеся носителями смысла слов. В силу этого возникают смешения близких, а иногда и далеко отстоящих фонем, невозможность определить существенные признаки речевых звуков, а вместе с этим и невозможность сохранить четкую фонематическую структуру воспринимаемой речи, что и составляет признак “сенсорной афазии”. Центральным звеном этой формы афазии является феномен, многократно описанный под названием “отчуждение смысла слов”. Нечетко воспринимая звуки речи, такие больные смешивают слова, близкие по звучанию. Так, воспринимая слово “голос”, они не могут решить, обозначает оно “голос”, или “колос”, или “холост”, или “холст”, и именно это многообразие альтернатив, всплывающих с равной вероятностью, и составляет сущность феномена “отчуждения смысла слов”. В то же время больные этой группы всегда сохраняют задачу – декодировать полученное ими сообщение: они активно ищут смысл высказывания, пытаются догадаться о нем, но нарушение фонематического слуха неизбежно приводит к грубому затруднению в выделении лексических единиц речи. Характерно, что, теряя возможность четко определить значение отдельных лексических единиц, больные с поражением височных отделов коры правильно и тонко оценивают интонационно-мелодическую структуру речевого высказывания, легко различая вопросительные и утвердительные предложения, улавливая тон сомнения или уверенности, что позволяет им понять общий ситуационный смысл обращенной к ним речи. Именно эта диссоциация между распадом декодирования лексических компонентов речи и достаточной сохранностью понимания ее просодических компонентов характеризует процесс понимания целого высказывания у больных с поражением левой височной области. Нарушение фонематического слуха ведет к резкой дезорганизации всей речевой системы. При полном разрушении этой области коры у человека пропадает способность различать фонемы родного языка. Такие больные не понимают обращенную к ним речь. В менее грубых случаях они перестают понимать быструю или “зашумленную” речь (например, когда одновременно говорят двое людей), т.е. речь в усложненных условиях. Особенно затруднено для них восприятие слов с оппозиционными фонемами. Например, звуки “г-к-х” и “с-з” они не различают; слова “забор-собор-запор” звучат для них как одинаковые. Дефект понимания устной речи является центральным звеном в этом заболевании. Однако, поскольку все формы речевой деятельности связаны между собой, нарушение одного звена влияет на всю речевую систему, вторично страдают и все другие формы речевой деятельности. В грубых случаях у таких больных отсутствует активная спонтанная устная речь. Речевое высказывание заменяется “словесным салатом”, когда больные произносят какие-то непонятные по своему составу слова или набор звуков. Иногда больные правильно произносят только привычные слова. Как правило, они заменяют одни звуки другими (литеральные парафазии), так как при сенсорной афазии распадается первичный звуковой состав слова, т.е. восприятие тех элементов (звуков), из которых складывается слово. У таких больных резко нарушено письмо под диктовку, потому что для них неясен тот образец, который подлежит написанию; у них резко затруднено повторение услышанных слов; нарушено также чтение, поскольку нет контроля за правильностью своей речи. Иными словами, вследствие нарушения фонематического слуха распадается вся речевая система. В то же время у больных с сенсорной афазией нет нарушений музыкального слуха, у них сохранена артикуляция, им доступны любые оральные позы (по образцу).

При каких заболеваниях возникает нарушение фонематического слуха

Возможные причины нарушения фонематического слуха: Причины нарушения фонематического слуха могут быть механические (органические) и функциональные. Механические нарушения фонематического слуха вызываются органическими дефектами речевого аппарата, его костного и мышечного строения.

Это: укороченная подъязычная связка; малоподвижный большой язык; слишком маленький и узкий язык; вялость мышц передней части языка; дефекты строения челюсти: – прогнатия; – прогения; – открытый прямой прикус; – открытый боковой прикус; – неправильное строение зубов; неправильное строение неба: (готическое узкое, высокое; низкое, плоское; толстые губы с отвислой нижней губой или укороченной малоподвижной верхней). К функциональным причинам нарушения фонематического слуха относятся: – неправильное воспитание речи ребенка в семье, в которой взрослые “сюсюкают” с малышом; – подражание людям с неясной и косноязычной речью; – двуязычие в семье; педагогическая запущенность; – недоразвитие фонематического слуха; долгое сосание соски, вследствие чего образуется недостаточная подвижность органов артикуляционного аппарата: языка, нижней челюсти; снижение слуха. Логопед

Нарушение микроциркуляции, Нарушение гормонального баланса, Нарушение жирового обмена, Нарушение процессов реполяризации, Нарушение координации движения, Нарушение гемостаза, Нарушение кальциевого обмена, Нарушение когнитивное, Нарушение сенсорное, Нарушение походки

Источник: http://medsait.ru/simptom/narushenie-fonematicheskogo-sluha

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.