Эпилепсия и шизофрения

Содержание

Шизофрения и эпилепсия признаки – Эпилепсия

Эпилепсия и шизофрения

Шизофрения — психическое заболевание с длительным хроническим течением, приводящее к типичным изменениям личности (шизофреническому дефекту).

Для этого заболевания характерна своеобразная дискордантность (расщепление, разобщенность) мышления, эмоций и других психических функций.

Термин «шизофрения» дословно означает «расщепление души» («шизо» с греческого — расщепление, «френ» — душа, разум).

Шизофрения характеризуется нарушениями речи, восприятия, мышления, социальной активности, аффектов и мотиваций, однако патогномоничных симптомов нет. Течет шизофрения весьма вариабельно, и симптоматика ее индивидуальна.

Шизофрения, также как и большинство заболеваний, развивается постепенно. Первые симптомы шизофрении можно даже принять за проявление совершенно других болезней.

Психиатры выделяют следующие первые признаки шизофрении:

  1. У человека меняется стиль разговора. Он может говорить короткими резкими фразами, а может просто перестать вразумительно общаться. Если больной пытается сообщить что-то, он, как правило, долго подбирает слова.
  2. Те виды деятельности, которые раньше доставляли наслаждение больному, его любимые занятия, перестают интересовать. Даже любимые хобби заброшены.
  3. Человек практически не выражает свои чувства. Мимика его становится очень скудной, при разговоре избегает прямых взглядов.
  4. Человек, страдающий шизофренией, не пытается закончить начатые дела, так как он не воспринимает никакие конкретные цели. Страдает выполнение служебных обязанностей, заброшена учеба.
  5. Больной шизофренией не в состоянии сконцентрировать свои мысли на конкретном деле. Мысль постоянно теряется.

При появлении признаков расстройства психики необходимо обратиться к врачу-психиатру. Ранняя диагностика и своевременное лечение ослабляет риск быстрого прогрессирования болезни.

Клиника развернутого заболевания представлена большим спектром психопатологических проявлений. Наиболее типичными являются нарушения процессов восприятия, мышления, интеллекта и эмоций. При расстройствах мышления больные жалуются на невозможность сосредоточить мысли, трудности в усвоении материала, неуправляемый поток мыслей, закупорку или остановку мыслей, параллельные мысли.

В то же время для них характерна способность улавливать особый смысл в словах, предложениях, художественных произведениях.

Они могут создавать новые слова (неологизмы), использовать при изложении своих мыслей и в творчестве определенную символику, только им понятную абстракцию.

У больных с длительным неблагоприятным течением болезни может отмечаться разорванность речи (потеря смысловой связи между отдельными частями предложения) или ее бессвязность (набор слов).

Кроме того, у больных могут отмечаться навязчивые мысли (возникающие помимо воли человека и чуждые его личности мысли, осознаваемые как болезненные, но избавиться от которых он не может).

Это навязчивое воспроизведение в памяти дат, имен, терминов, навязчивый счет, навязчивые страхи, представления, рассуждения.

Больной может длительное время проводить в раздумьях о смысле жизни и смерти, почему Земля круглая, а Вселенная бесконечна и т.д.

Со своими навязчивыми мыслями больной борется с помощью навязчивых действий — ритуалов, приносящих ему на определенное время облегчение. Так, например, при страхе заражения инфекционной болезнью или просто при страхе «грязи» больной должен строго определенное количество раз помыть руки. Если он это сделает, то немного успокаивается, если нет, то страх и беспокойство усиливаются.

У больных могут возникать бредовые идеи — ошибочные суждения и умозаключения, возникающие на болезненной основе, полностью овладевающие сознанием больного и не поддающиеся коррекции (больного невозможно разубедить). Бредовые идеи могут возникать первично, путем болезненной трактовки реальных фактов и событий, и вторично, т.е. на основе нарушения восприятия (галлюцинаций).

Бредовые идеи могут быть различного содержания: преследования, отравления, колдовства, воздействия, ревности. Весьма характерным для больных шизофренией является бред физического воздействия, когда им кажется, что на них действуют гипнозом, электромагнитным или рентгеновским излучением с помощью специальных установок, передатчиков, причем как с Земли, так и из космоса.

При этом больные слышат в голове «голоса» тех людей, которые на них действуют, управляют их мыслями, эмоциями, движениями. Они могут видеть также «фильмы» или «специальные картинки», которые им показывают мнимые люди (голоса которых они слышат), ощущать различные запахи, чаще неприятные, испытывают тягостные ощущения в теле и голове в виде жжения, переливания, сверления, прострелов.

Нарушения восприятия (слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, тактильные) или восприятие мнимых объектов и раздражителей и называется галлюцинациями. Галлюцинации подразделяются по органам чувств.

Обычно выделяют слуховые, зрительные, обонятельные, вкусовые, тактильные и так называемые галлюцинации общего чувства, к которым чаще всего относят висцеральные и мышечные галлюцинации.

Могут быть и комбинированные галлюцинации (например, больной видит змею, слышит ее шипение и чувствует ее холодное прикосновение).

Все галлюцинации, независимо от того, относятся ли они к зрительным, слуховым или другим обманам чувств, делятся на истинные и псевдогаллюцинации.

Истинные галлюцинации всегда проецируются вовне, связаны с реальной, конкретно существующей обстановкой («голос» звучит из-за реальной стены; «черт», помахивая хвостиком, садится на реальный стул, оплетая хвостом его ножки и т. д.). Истинные галлюцинации иногда воспринимаются больными даже более ярко и отчетливо, чем действительно существующие предметы и явления.

Псевдогаллюцинации чаще всего проецируются внутри тела больного, главным образом в его голове («голос» звучит внутри головы), всегда сопровождается чувством сделанности, подстроенное, наведенности этих образов ( или видений). Больные и убеждены, что «видение» им «сделали с помощью особых аппаратов», «голоса наводят прямо в голову транзисторами».

Эмоциональные нарушения начинаются с утраты чувства привязанности и сострадания к родителям и близким людям, исчезновения интереса к учебе, работе, замкнутости, отгороженности. Иногда больные становятся грубыми, злобными по отношению к близким, к своим родителям или детям относятся как к чужим людям, называя их по имени, отчеству.

У больных наблюдается выраженное снижение волевой активности (целенаправленной деятельности), приводящее к полному безразличию (апатии) и вялости. Исчезает чувство ответственности, долга, что отражается на поведении.

Больные перестают выполнять свои обязанности, следить за своей внешностью (не моются, не переодеваются, не причесываются), бродяжничают, совершают нелепые поступки.

Наряду с этими дефицитарными симптомами у больных в период обострения может быть подавленное (депрессивное) или повышенное (маниакальное) настроение.

Степень выраженности волевых расстройств, так же как и эмоциональных, коррелирует с тяжестью дефекта личности. Так называемый апато-абулический синдром и составляет основу шизофренического дефекта.

Использованные источники: dnaclub.info

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Как избавиться от эпилепсии дома

  Зпрр эпилепсия лечение

  Эпилепсия упражнения

Здоровый образ жизни

Источник: http://autumnstardance.ru/lechenie-epilepsii/shizofreniya-i-epilepsiya-priznaki

Симптомы и причины развития эпилептоидной психопатии

Эпилепсия и шизофрения

Люди, которые страдают эпилепсией, особенно подвержены некоторым серьезным психическим расстройствам, например, хронический межприступный психоз наиболее тесно связан с эпилептическим синдромом. Кроме того, некоторые эпизодические психотические состояния могут возникнуть в непосредственной временной связи с судорожной активностью.

Эти расстройства обычно называют эпилептоидной психопатией, хотя некоторые из эпизодических форм более точно можно описать как острое состояние спутанности сознания.

Эти условия долго интриговали психиатров и неврологов, но в последние годы интерес особенно оживился среди биологически настроенных специалистов, проводящих наблюдательно-исследовательскую деятельность в поисках неврологической модели шизофрении.

При эпилептоидной психопатии и шизофрении встает вопрос в нейровизуализации, в частности, были замешаны мезиальные временные структуры, тем более что в доминирующем полушарии сопоставимые нарушения не отражались. Рассмотрим наиболее частные феномены, которыми характеризуется эпилептоидная психопатия.

Эпилепсия и шизофрения

Точная природа этого соотношения очень долго не могла быть изучена.

За последние четыре десятилетия, консенсус начал принимать форму, которая определила, что некоторые формы эпилепсии могут выступать в качестве факторов риска для последующего развития хронического межприступного психоза, синдрома, который иногда именуется шизофреноподобным психозом эпилепсии. Это психоз и вовсе напоминают шизофрению в своих феноменологических проявлениях.

Учитывая эти сходства разумен ли вопрос о том, что сопутствующие заболевания не могли возникнуть в результате случайного объединения между двумя относительно общими расстройствами. Ответ должен лежать на поверхности общественного сравнения объективных образцов эпилептических и неэпилептических субъектов по отношению к распространенности психоза.

Даже если признать, что эпилепсия может быть фактором риска для развития шизофрении, ясно, что большинство из пациентов с эпилепсией не переживают психоз.

Существуют ли эпилептические характеристики, которые предсказывают такое развитие? Давно считалось, что височная эпилепсия больше, чем идиопатическая генерализованная эпилепсия, является фактором риска развития психоза, хотя это было оспорено на том основании, что заключение основывается на данных, полученных от специалистов в клиниках эпилепсии, где височная эпилепсия случается часто. Тем не менее, последние данные, некоторые из которых получены в эпидемиологическом направлении, продолжают поддерживать этот вывод.

Эпизодические психозы

Наиболее распространенным на сегодняшний день являются так называемые постиктальные психозы. К другим формам можно отнести психозы, вызванные лекарствами и возникающие в периоды улучшения контроля над приступами.

Характерными особенностями постиктальных психозов являются обострения, особенно их кластеры, сложные частичные приступы, иногда без, но чаще с обобщением. Что характерно, прекращение судорожной активности сопровождается коротким проявлением ​​”светлого интервала” периодом 12-72 часа, а затем психическое состояние ухудшается.

Психоз, который включает аффективные расстройства, шизофрению и элементы спутанности сознания, могут длиться до недели. ЭЭГ может проявлять повышенную активность эпилептического разряда или замедленно доминирующий ритм. Эпизоды разрешаются самостоятельно, но часто повторяются, как правило, отображая подобную феноменологию.

Другие формы эпизодического психоза — достаточная редкость.

Явление вынужденной нормализации является фактом, в результате чего улучшился контроль над приступами, как правило, в результате применения противосудорожных препаратов, что связано с «нормализацией» ЭЭГ и появлением психотических признаков. Ответ может лежать в основе некоторых эпизодов психотического поведения, в частности, тех, которые связаны с введением новых противоэпилептических препаратов.

Психоз и височная лобэктомия

В первое время, височная хирургия применялась, как метод первого ряда для лечения эпилепсии у психически нездоровых пациентов. И одним из диагнозов, при котором вскрывали череп, была эпилептоидная психопатия.

Тогда была надежда, или даже скорее ожидание того, что операция может принести пользу в лечении психоза, как это было при эпилепсии. Эффект все-таки не был подтвержден, а доля больных эпилепсией с психозом постепенно снизилась.

Этиология эпилептического психоза

Эпилепсия и психоз может возникать из той или иной формы церебральной дисфункции, общей для обоих форма болезни, либо психоз может быть следствием эпилептической активности. Первый вариант, кажется более вероятным.

Большинство форм эпилептических психозов происходят чаще при частных эпилепсиях, особенно осложненных частичными изъятиями. У хирургических больных с поражением височной доли, можно подозревать серьезные осложнения.

Поэтому параллельно были разработаны связи аномалиями головного мозга при шизофрении и эпилептогенной корковой дисплазии, однако в клинической практике таким объединениям еще предстоит столкнуться.

Несколько позже отличительные модели гипометаболизма и перфузии были зарегистрированы, но без последовательности. Полушария показывали временное участие, а роль судорожной активности находит свое теоретическое обоснование в гипотезах, но на практике, даже разжигание эпилептических припадков остается дискуссионным.

В заключение нужно отметить, что накопление менее совершенных доказательств наводит на мысль о внешней этиологии эпилептоидной психопатии. Поэтому данный диагноз нежелательно рассматривать как генетически определенный вид психоза. Этиология и самой шизофрении, по всей вероятности, окажется многофакторной, что еще больше подтверждает вышеописанный факт.

Источник: http://onevroze.ru/simptomy-i-prichiny-razvitiya-epileptoidnoj-psixopatii.html

Лечение галлюцинаций в рамках шизофрении и других расстройств нервной системы

Эпилепсия и шизофрения

Неделю назад  мы опубликовали обзор на статью Sommer I.

et al «К персонализированному лечению галлюцинаций», в которой авторы выделили 3 основных механизма развития обманов восприятия (снижение холинергической нейротрансмиссии, усиление синтеза дофамина и деафферентация), от которых зависит дальнейшая тактика ведения пациентов.

В другой более ранней статье, опубликованной в журнале Schizophrenia Bulletin,  те же авторы изучают доказательную базу методов лечения галлюцинаций при шизофрении и других психических и нервных расстройствах.

 Данная статья является более ориентированной на клиническую практику, тем самым органично дополняя последнюю – в большей мере рассматривающую именно фундаментальные аспекты галлюцинаций и психофармакологического воздействия на них. Ниже приведены основные тезисы статьи «The Treatment of Hallucinations in Schizophrenia Spectrum Disorders».

Галлюцинации могут возникать в контексте многих расстройств и синдромов. Поэтому выбор тактики лечения зависит не только от типа обманов восприятия и влияния на повседневное функционирование, но и от основного расстройства.

Порой, может быть очень сложно определить основное расстройство, поскольку галлюцинации, например, при пограничных расстройствах личности, психотической депрессии или эпилепсии височной доли могут быть неотличимы от галлюцинаций в рамках шизофрении на феноменологичсеком уровне.

Такие сопутствующие симптомы,  как пароксизмальная активность, двигательные симптомы паркинсонизма, потеря зрения или слуха, являются наиболее надежными признаками, используемыми в дифференциальной диагностике.

Некоторые люди, которые галлюцинируют только спорадически, могут быть просто обеспокоены тем, что их опыт является признаком психического расстройства, не будучи при этом обеспокоенными самими галлюцинациями. Для других же – бремя галлюцинаций не может перевесить побочные эффекты их лечения.

Как следствие, лечение может применяться не во всех случаях. В данной статье будут рассмотрены некоторые ошибки, которые часто связаны с галлюцинациями, а также конкретные варианты их лечения.

Галлюцинации при шизофрении

Шизофрения может сопровождаться галлюцинациями в любой сенсорной модальности. В 70% случаев они носят слуховой характер, а в 50% случаев наблюдаются зрительные галлюцинации. Другие типы галлюцинации менее распространены.

Как известно, единственным типом лекарств, успешно используемом для лечения галлюцинаций при шизофрении, являются антипсихотики. Только 8% пациентов с первым психотическим эпизодом по-прежнему испытывают галлюцинации после лечения в течение 1 года.

Однако до сих пор не было опубликовано клинических исследований, в которых сравнивалась бы эффективность различных антипсихотических препаратов для единственного и конкретного показания – галлюцинации.

В связи с чем, для анализа использовали данные Европейского исследования первого психотического эпизода, в ходе которого проводилась оценка эффективности 5 антипсихотических препаратов при лечении галлюцинаций.

Было выявлено, что оланзапин, амисульприд, зипрасидон и кветиапин одинаково эффективны против галлюцинаций; галоперидол, по мнению авторов исследования, не может являться препаратом первого выбора.

Если препарат первого выбора не обеспечивает улучшения, лучше всего перейти на другой препарат после 2-4 недель лечения.

Клозапин является препаратом выбора для пациентов, которые резистентны к двум адекватным курсам антипсихотических препаратов. Для профилактики рецидивов лечение следует продолжать тем же антипсихотиком и, желательно, в той же дозе.

Прием пролонгированные формы должны рассматриваться для всех пациентов, потому что очень высок риск несоблюдения терапии.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может применяться в дополнение к антипсихотической терапии. КПТ направлена на снижение эмоционального стресса, связанного со слуховыми галлюцинациями, она учит пациента игнорировать «голоса» и фокусироваться на будущих планах и целях, что отражается на качестве жизни пациентов. Однако КПТ никак не влияет на частоту галлюцинаций.

С другой стороны, транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) способна снижать частоту и тяжесть слуховых галлюцинаций.

Несколько мета-анализов продемонстрировали эффективность для низкочастотной повторной ТМС левой височно-теменной области по сравнению с плацебо.

Как следствие, ТМС в настоящее время имеет статус потенциально полезного метода лечения слуховых галлюцинаций, но только в сочетании с современной антипсихотической терапией.

В нескольких рекомендациях электросудорожная терапия (ЭСТ) упоминается как последний этап в лечении резистентных психозов в рамках шизофрении. Хотя в нескольких исследованиях было показано клиническое улучшение после использования ЭСТ, специфическое снижение тяжести галлюцинации никогда не было оценено на уровне группы.

Лечение делирия

Делирий представляет собой острый нейропсихиатрический синдром, который характеризуется такими психотическими симптомами, как галлюцинации и бред при наличии пониженного внимания, колебаний сознания и других когнитивных функций. Данное состояние очень часто встречается у пациентов, поступивших в отделения интенсивной терапии, с частотой 32%, и заметно связано с плохим прогнозом и повышенной смертностью.

Единственное этиологическое лечение делирия – улучшение соматического состояния пациента. Симптоматическое лечение галлюцинаций и других симптомов делирия должно начинаться с мер, направленных на нормализацию циркадного ритма и ориентации пациента.

Фармакологическое лечение предпочтительно должно состоять из галоперидола или оланзапина, как рекомендовано в последних рекомендациях NICE. Хотя бензодиазепины широко применяются для лечения делирия, их применение рекомендуются только для алкогольного делирия.

Ингибиторы холинэстеразы не рекомендуются, о чем свидетельствует рандомизированное клиническое испытание ривастигмина у пациентов с делирием, поступивших в отделение интенсивной терапии.

Данное исследование было прекращено на ранней стадии из-за значительного увеличения смертности и продолжительности делирия по сравнению с контрольной группой.

Галлюцинации при болезни Паркинсона (БП)

Распространённость галлюцинаций и других психотических симптомов среди пациентов с БП составляет 80%. В случае с деменцией с тельцами Леви, патогенетически тесно связанной с БП, эти цифры ещё выше, особенно для визуальных галлюцинаций. Слуховые галлюцинации присутствуют в 20% случаев.

Патофизиология психоза при БП и деменции с тельцами Леви заключается в сложном взаимодействии внешних и связанных с заболеванием факторов, включающих центральную дофаминергическую активность, дисбаланс дофаминергической и холинергической нейромедиаторных систем, дисфункцию зрительных путей, изменения в регуляции цикла сон-бодрствование, а также ослабленный фокус внимания. Однако самым важным внешним фактором развития галлюцинаций в рамках ПД является медикаментозное лечение.

Стратегии лечения: снижение антипаркинсонических лекарств, увеличение «атипичных» антипсихотиков с низкой дозой и, возможно, ингибиторы холинэстеразы. Eng и Welty провели обзор 13 исследований антипсихотического лечения пациентов с  БП и пришли к выводу, что долгосрочная терапия клозапином действительно эффективна, в то время как результаты исследований использования кветиапина противоречивы.

Только одно двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием 188 пациентов с БП и галлюцинациями подтверждает эффективность ингибитора холинестеразы ривастигмина. Таким образом, хотя использование ингибиторов холинэстеразы, особенно ривастигмина, представляется перспективным лечением галлюцинаций в рамках БП, приведённые исследования поддерживают использование только клозапина.

Галлюцинации при болезни Альцгеймера (БА)

При БА возникновение психоза в 30-50% случаев имеет серьезные последствия как для пациентов, так и для лиц, осуществляющих уход. Ингибиторы холинэстеразы, такие как донепезил, могут оказывать благотворное влияние на галлюцинации при относительно мягком профиле побочных эффектов.

В другом исследовании по лечению психозов в рамках БА изучалась эффективность оланзапина, кветиапина, рисперидона и плацебо в течение 36 недель. Результаты показали, что рисперидон оказался эффективнее других двух препаратов и плацебо.

Однако данные препараты нужно принимать с осторожностью в связи с повышенным риском осложнений у пожилых пациентов.

Как следствие, настоятельно рекомендуется не рассматривать антипсихотические препараты в качестве первого выбора для лечения психотических симптомов при БА.

Экстрапирамидные симптомы и аритмии вследствие удлинения интервала QT – это частые осложнения «типичных» антипсихотических препаратов, в то время как различные цереброваскулярные патологии чаще возникают при использовании «атипичных» антипсихотиков.

Тем не менее, данные препараты должны использоваться, когда тяжесть симптомов является крайней или когда симптомы не реагируют на другие виды лекарств или на нефармакологические вмешательства.

Галлюцинации при эпилепсии

Сообщаемая частота галлюцинаций и других психотических симптомов при эпилепсии составляет 3,3%, а при эпилепсии височной доли достигает 14%.

Галлюцинации могут возникать незадолго до (аура), во время или после эпилептического припадка, но часто происходят независимо от каких-либо моторных припадков.

Часто галлюцинации напоминают те, которые встречаются у пациентов с диагнозом шизофрения, и обозначаются как «шизофренические психозы эпилепсии».

Лечение галлюцинаций должно, прежде всего, предполагать минимизацию любого лекарственного средства, способного опосредовать эти симптомы.

Известны различные противоэпилептические препараты, такие как фенобарбитал, зонисамид, леветирацетам и габапентин, способные индуцировать галлюцинации.

В таких случаях снижение дозы или переход на другой противоэпилептический препарат может привести к относительно быстрому купированию галлюцинаций.

Когда противоэпилептические препараты не могут быть уменьшены или отменены антипсихотики являются препаратами выбора. Клозапин и хлорпромазин следует избегать из-за их эпилептогенных свойств, в то время как кветиапин, рисперидон и галоперидол, обычно имеют хорошую переносимость.

Галлюцинации при сенсорной деафферентации

У пациентов с ослабленным зрением могут отмечаться сложные зрительные галлюцинации – состояние, известное как синдром Чарльза Бонне. Аналогично, у людей с прогрессирующей потерей слуха могут развиться слуховые галлюцинации в виде музыки, или других звуков.

Считается, что такие галлюцинации на самом деле являются феноменами в следствии деафферентации областей зрительной или слуховой ассоциативной коры головного мозга, что может привести к так называемым «фантомным восприятиям». Когнитивные дефекты и социальная изоляция могут выступать в качестве дополнительных факторов риска.

Пациенты, которые понимают их нереалистичный характер, как правило, менее страдают от них, хотя их все еще может огорчить страх перед «неизбежным безумием». Уверенность и объяснение того, что зрительные или слуховые обманы восприятия не подразумевают какого-либо психического расстройства, могут иметь мощный терапевтический эффект.

По мнению авторов, психотропное лечение не всегда необходимо, поскольку купирование галлюцинаций может прекратиться либо спонтанно, либо после прекращения социальной изоляции. Лечение первого выбора – это восстановление зрения или слуха, например, путем оперативного лечения катаракты, очистки наружного слуха или применения слуховых аппаратов.

Когда такие вмешательства не увенчались успехом, можно рассмотреть фармакологическое лечение, хотя плюсы лечения  не всегда перевешивают минусы побочных эффектов.

Несмотря на то, что ранее сообщалось о том, что антипсихотические, противоэпилептические препараты и ингибиторы холинэстеразы эффективны в данных случаях, в настоящее время нет рандомизированных исследований эффективности данных типов лекарств у пациентов с галлюцинациями в рамках сенсорной деаферентации.

Если фармакологическое лечение считается необходимым, то препаратами выбора могут считаться кветиапин или ламотриджин. ТМС также применяется при данном виде галлюцинаций, но результаты пока остаются неубедительными.

Материал подготовлен в рамках проекта ProШизофрению — специализированного раздела официального сайта Российского Общества Психиатров, посвященного шизофрении, современным подходам к её диагностике и лечению.

Подготовил: Касьянов Е.Д.

Источник: Sommer I. et al The Treatment of Hallucinations in Schizophrenia Spectrum Disorders. Schizophrenia Bulletin, Volume 38, Issue 4, 18 June 2012, Pages 704–714, https://doi.org/10.1093/schbul/sbs034

Такая поддержка являются пока единственным способом развития нашего проекта

Сбербанк – 5469 5500 1827 1533 ЯндексДеньги – 410011063875586 Сбербанк – 5469 5500 1827 1533 ЯндексДеньги – 410011063875586 Сбербанк – 5469 5500 1827 1533 ЯндексДеньги – 410011063875586

Источник: https://psyandneuro.ru/stati/the-treatment-of-hallucinations/

ЭПИЛЕПСИЯ: ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА В МЕЖПРИПАДОЧНОМ ПЕРИОДЕ | Органические психические расстройства |

Эпилепсия и шизофрения

Убедительных доказательств наличия прямой связи между эпилепсией и психическими расстройствами, наблюдаемыми между приступами, не существует. Однако имеются некоторые непрямые связи.

Когнитивные функции

В XIX веке было широко распространено представление, что эпилепсия связана с неизбежным снижением интеллекта. Проводимые в дальнейшем исследования имели тенденцию поддерживать это мнение, но представленные данные вводили в заблуждение, так как были основаны на обследовании больных, находящихся в клиниках.

Любое из этих ранних исследований было неудовлетворительным еще и в силу своей ретроспективное™, поскольку такой подход не позволял отграничить деменцию, прогрессирующую с течением времени, от врожденной умственной отсталости (см.: Brown, Reynolds 1981).

Сейчас установлено, что у больных эпилепсией иногда наблюдаются изменения когнитивных функций, однако таких случаев сравнительно немного.

Если и в самом деле развиваются изменения интеллекта, то наиболее важными этиологическими факторами, вероятно, могут быть: повреждение мозга; нарушение памяти и способности к концентрации внимания в периоды патологической электрической активности; побочное действие антиэпилептических лекарств (особенно барбитуратов), даваемых в больших дозах или даже в оптимальных дозах, необходимых для контроля над припадками.

У некоторых больных эпилепсией происходит прогрессивное ухудшение когнитивных функций. В таких случаях необходимо провести тщательное обследование, чтобы исключить прогрессирование ведущего неврологического заболевания, токсический уровень лекарств в плазме крови и повторяющийся бессудорожный эпилептический статус.

У детей, больных эпилепсией, чаще возникают трудности в учебе, чем у школьников, не страдающих этим заболеванием (Stores 1981).

Кроме факторов, перечисленных выше, это может объясняться и такими причинами, как нерегулярное посещение школы и социальные проблемы общего характера, обусловленные эпилепсией.

Если интеллектуальная деградация наблюдается у детей, то она может быть вызвана побочным действием лекарственных средств, или патологическим процессом, вызывающим припадки, или же самими припадками (Ellenberg et al. 1986; Corbett et al. 1985).

Личность

Как уже отмечалось, в XIX веке авторы трудов по психиатрии предполагали, что припадки вызывают разрушение личности. В начале XX века утвердилось мнение, что и эпилепсия, и изменение личности представляют собой следствие какой-то общей глубинной патологии.

Считалось, что «эпилептическая личность» характеризуется эгоцентризмом, раздражительностью, религиозностью, сварливостью, упрямством и вязким мышлением. В настоящее время признано, что эти идеи возникли из наблюдений за постоянно пребывающими в стенах клиник тяжелобольными с серьезным поражением мозга.

Обследование больных эпилепсией, живущих в обществе, показало, что лишь меньшинство из них испытывают серьезные трудности, обусловленные аномалиями личности. Даже если такие «личностные проблемы» и возникают, они не носят какого-либо специфического характера (см.: Tizard 1962; Fenton 1983).

Так, очень мало данных, свидетельствующих в поддержку гипотезы о связи между эпилепсией и агрессивностью (Тгеiman, Delgado-Escueta 1985). Высказывалось предположение, что патология личности в основном связана с повреждениями височной доли головного мозга (см., например, Pond, Bidwell . 1960; Guerrant et al. 1962).

В случаях, когда действительно имеет место расстройство личности, в его этиологии, вероятно, важную роль играют социальные факторы, в частности социальные ограничения, налагаемые на эпилептика, его собственные затруднения, реакция окружающих. Также представляется возможным, что повреждение мозга иногда способствует развитию расстройства личности.

Сексуальные дисфункции

У эпилептиков сексуальные дисфункции, вероятно, более часты, чем у людей, не страдающих эпилепсией. Особенно это относится к больным с очагом, локализованным в височной доле. Возможные причины включают общую плохую приспособляемость некоторых эпилептиков и побочные эффекты антиэпилептических препаратов (см.: Тоопе 1985).

Эпилепсия и преступления

Авторы XIX века, такие как Ломброзо, полагали, что эпилептики совершают преступления гораздо чаще, чем неэпилептики. Сейчас установлено, что такой тесной связи между эпилепсией и преступностью не существует.

При обследовании заключенных, содержащихся в тюрьмах Англии и Уэльса, оказалось, что среди них распространенность эпилепсии составляет примерно 7-8 случаев на тысячу человек (Gunn 1977а), что, вероятно, больше, чем среди населения в целом.

Больные эпилепсией заключенные не более агрессивны, чем остальные, но среди них чаще встречаются психические расстройства. Не наблюдается связи между эпилепсией и характером преступления. Чем объясняется повышенная доля эпилептиков среди заключенных по сравнению с общей популяцией, пока неясно.

Может быть, социальные затруднения эпилептиков чаще приводят их к конфликту с законом. Общий обзор по данному вопросу можно найти в работах: Gunn (1977а); Treiman, Delgado-Escueta (1985).

Анализ материалов, собранных в специальных больницах, показал, что преступления, совершенные во время эпилептических автоматизмов, крайне редки (Gunn, Fenton 1971). Этот вывод, имеющий большое значение как с медицинской, так и с юридической точки зрения, подтверждается данными исследований, проведенных в других странах (см.: Lancet 1981. Затронутые в данном подразделе вопросы рассматриваются также в гл. 22).

Эмоциональное расстройство

Как утверждалось на основании материалов обзора общей практики (Pond, Bidwell 1960), среди эпилептиков с психологическими проблемами примерно половина (15% от общей численности больных эпилепсией) страдают эмоциональным расстройством.

Данных, которые свидетельствовали бы о том, что эти нарушения носят какой-либо специфический характер, получено не было.

Поскольку вышеупомянутый обзор был сделан до введения стандартизированных диагностических методов, невозможно сравнить приведенные в нем показатели с уровнем распространенности эмоционального расстройства среди населения в целом.

Для эпилептиков гораздо более типично умеренно выраженное печальное настроение, чем формальное психическое расстройство.

Психозы в межприпадочном периоде

Мнения о природе психозов в межприпадочном периоде противоречивы.

Некоторые авторы полагают, что психотические нарушения менее распространены среди больных эпилепсией, чем в общей популяции (гипотеза антагонизма), другие придерживаются противоположной точки зрения, считая, что такие болезни при эпилепсии более часты (гипотеза сродства).

Делать определенные выводы пока еще рано, но в последнее время большинство исследований сосредоточено на выявлении возможных связей между некоторыми формами эпилепсии и шизофреноподобными расстройствами.

Межприпадочные расстройства, напоминающие шизофрению

Hill (1953) и Pond (1957) выделили «хронический галлюцинаторно-параноидный психоз», связанный с височной эпилепсией. Клиническая картина очень напоминает шизофрению, за исключением того, что сохраняются эмоциональные реакции. Slater et al.

(1963) составили группу из 69 пациентов с несомненной эпилепсией, у которых развилась болезнь, диагностированная как шизофрения. Почти все они страдали височной эпилепсией, и хотя контрольной группы не было, авторы утверждают, что эта связь не могла быть случайной.

Во всех трех упомянутых работах сообщалось, что нормальные эмоциональные реакции у таких больных обычно сохранялись. Было также обнаружено, что в некоторых случаях заболевание прогрессировало в сторону более «органической» клинической картины. Шизофрения в семейном анамнезе, как правило, отсутствовала.

Описанные психозы в большинстве случаев развились через много лет после начала эпилепсии, причем у больных с нормальной преморбидной личностью.

Вопрос о том, существует ли специфическая связь между височной эпилепсией и шизофренией, долгое время был предметом дискуссий. В настоящее время представляется вероятным наличие связи между височной эпилепсией и хроническими параноидно-галлюцинаторными состояниями, хотя нозологический статус последних неясен.

Ситуация осложняется тем, что эпилепсия, возникающая в височной доле, может быть вызвана и повреждениями, локализованными в других областях головного мозга.

В некоторых случаях анамнез дает основания предполагать обширное повреждение мозга, не ограничивающееся только височной долей.

С другой стороны, при патологоанатомических исследованиях чаще обнаруживаются дискретные очаговые повреждения в височной доле (Lishman 1987).

Аффективные расстройства между припадками

Связь эпилепсии с аффективным расстройством изучалась менее тщательно, чем ее связь с шизофренией.

Предпринимались лишь весьма немногочисленные попытки выработать критерии для отграничения синдрома депрессивного расстройства у эпилептиков от обычных депрессивных симптомов.

Между тем депрессивное расстройство, вероятно, является самым распространенным психиатрическим состоянием у больных эпилепсией (см.: Trimble 1985).

Самоубийство и намеренное самоповреждение

Частота самоубийств среди больных эпилепсией в четыре раза выше, чем в общей популяции (Sainsbury 1986), а намеренное самоповреждение встречается в шесть раз чаще, чем среди населения в целом (Hawton et al. 1980). Эта связь была отмечена в обзоре Barraclough (1987).

Лечение

Основные принципы лекарственной терапии эпилепсии кратко излагаются в гл. 17. Более подробные сведения о лечении больных эпилепсией и об уходе за ними можно получить, обратившись к учебнику, посвященному этому заболеванию (например, Laidlaw et al. 1988).

Здесь необходимо лишь подчеркнуть, что очень важно отграничивать межприпадочные психические расстройства от психических нарушений, наблюдаемых во время припадка, а также непосредственно перед ним и после него.

При психических расстройствах во время припадков лечение должно быть направлено на то, чтобы купировать припадок.

При психических расстройствах между припадками лечение в принципе такое же, как и для пациентов, не страдающих эпилепсией, хотя следует постоянно помнить, что многие психотропные препараты могут увеличивать частоту припадков.

Источник: https://www.psyportal.net/942/epilepsiya-psixicheskie-rasstrojstva-v-mezhpripadochnom-periode/

Эпилепсия и шизофрения являются причинами

Эпилепсия и шизофрения

Интересно, насколько это правда.

Arina 12 Фев 2008

Но с другой стороны. Есть работы посвященные доказыванию обратного :-)))) С третьей стороны эпилепсия в общем-то в чистом виде к психиатрии имеет весьма отдаленное отношение- психиатры занимаются только спеифическими изменениями личности плюс еще пару моментов, а “чистая ” падучая- это все же епархия неврологов больше.

С четвертой стороны шизофрению сочетающуюся с эпи-синдромом на фоне атрофии коры головного мозга видела- в интернатуре чуть не убила дядьку отменив ему одномоментно бензодиазепины ;-((((

Гилев 13 Фев 2008

слышала, что шизофрения и эпилепсия никогда не сочетаются вместе у одного и того же человека.

Интересно, насколько это правда.

Настолько, насколько человеку не нужны 2 болезни, хватит 1.

Maxim 13 Фев 2008

Другое дело — это шизофреноподобные психозы у больных эпилепсией (обычно при длительном, неблагоприятном течении болезни, неадекватной терапии).

С другой стороны — это судорожный синдром у больных шизофренией. Чаще всего — это ятрогенно спровоцированные припадки (резкая отмена средств с противосудорожным эффектом), либо проявление интоксикаций, либо специфические побочные эффекты некоторых лекарственных средств (клозапин).

Но это все же не 2 болезни, а 1 заболевание — с проявлениями другого.

А существование 2 болезней наиболее вероятно в таком варианте, я полагаю — у больного шизофренией сочетается с симптоматической эпилепсией (после тяжелой ЧМТ, нейроинфекции или при наличии опухоли головного мозга).

Для обозначения подобных расстройств исторически существовал термин шизоэпилепсия.

Arina 14 Фев 2008

Это чисто теоретические рассуждения сталкиваться не приходилось

Источник: http://daker-group.ru/jepilepsija-i-shizofrenija-javljajutsja-prichinami/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.